Екатерина Яковлевна ШУГАЕВА (Симко). Путь солдата

Катя Симко (Е.Я.Шугаева), 1941 годШугаева Екатерина Яковлевна, ветеран ВОв

Елена Сунгатова. Май 2010

До войны Катя Симко жила с семьей в станице Тацинская Ростовской области. Огонек, а не дивчина. Общественница, активистка, секретарь комсомольской организации тацинской средней школы. Всегда Кате было некогда, и непременно, что-нибудь нужно было делать. Она всех бабушек станицы грамоте обучила.

— Все в кино идут, а я — сажать цветы, поливать — рассказывает Екатерина Яковлевна.

22 июня 1941 года – выпускной бал. А уже 24 июня в школе Катя Симко собрала комсомольское собрание, на котором все комсомольцы написали заявление в военкомат с просьбой отправить на фронт. 25 августа 1941 года 20 девочек, выпускниц Тацинской средней школы, отправляют в Ростов на курсы радисток. Сентябрь занимались в Ростове. Потом Ростов начали бомбить и уже в октябре их перебрасывают на Северный Кавказ.

1 ноября девушек-радисток направили на фронт в 297 СД, 758 батальон связи.

297 СД дислоцировалась тогда в Новом Осколе Курской области.

clip_image001.jpgРаботали сначала на тяжелых двухблочных раций 6 – ПК( переносной коротковолновой), и радиостанции 5-АК, затем на РБМ. РБМ осуществляла стабильную связь на частотах от 1.5 до 5 мгц при мощности всего 5 ватт. Сейчас на этом диапазоне с такой мощностью далеко не уедешь — помех много. В 1942 году Кате Симко присваивают квалификацию «радистка 1 класса» на радиостанции дальнего действия.

Боевой подругой наставницей в батальоне связи Екатерина Симко считает Валентину Калашникову. Валя была чуть старше Кати, в те времена ей исполнилось 19, а может быть, 20 лет. Еще до войны она работала радисткой в 297 СД. Опыт был, которым Валя нежадно делилась с девушками-новобранцами. Вскоре Катя стала принимать буквенный текст, даже лучше своей наставницы.

— Бомбежка, стрельба. Помехи такие. А ты должна найти свою радиостанцию. Та-та, чи-та, та-та…. — слышалось в эфире — делится воспоминаниями Екатерина Яковлевна.

Девушки приходили на выручку друг другу. Катя Симко очень боялась стоять в карауле. — Заступлю в часовые, стою. Слышу:

— Катя, я иду.

Валентина оставалась в карауле, а Екатерина шла принимать радиограммы.

В 1942 году немцы прорвали оборону на юго-западном фронте. Штаб армии находился в Сталинграде, а 297 СД попала в окружение под Старым Осколом (тогда Курской области) Для справки: с 3 июля 1942 г. по 5 февраля 1943 г. территория района и города находились в зоне оккупации. Десять дней оставались без приказа на месте дислокации. 758 отдельный батальон связи 297 стрелковой дивизии 3.8.41-13.7.42.

1июня 1942 года получили радиограмму. Валя Калашникова пошла к шифровальщику. В радиограмме был приказ выходить из окружения группами.

Собралась группа из 20 человек. Катя Симко в этой группе знала только Валю Калашникову и Галю Заболотную (медсестру).

На рассвете 2 июня 1942 года спустились лесом к реке Оскол, переправились через нее вброд. Только поднялись на другой берег, как попали под обстрел. По-пластунски до леса доползли. Сколько ползли, Екатерина Яковлевна не помнит. В памяти засели лишь болезненные ощущения: грудь, живот, колени были истерты до крови.

— Ползешь, да еще вещмешок за собой волочешь. А в нем — скатка шинели, лопата и много необходимой мелочи — вспоминает Екатерина Яковлевна.

Окопались в лесу. А под вечер опять: «Русс, сдавайся!». Группу отступающих обстреляли. Из 20 человек осталось только семеро. 13 бойцов погибли в этом лесу.

После этого случая, группа отступающих больше никогда не останавливались в лесу. День отлеживались в поле во ржи или пшенице, а ночью шли. Питались колосками, травками. Воду пили прямо из луж.

— Встретим какую-нибудь лужицу, напьемся. А может быть, там кто-то написал? Но было все равно. Июньское жаркое солнце так палило — рассказывает Екатерина Яковлевна.

Выводил группу полковник Дудник.

— Как-то на рассвете, слышим, украинская, русская речь, ржание лошадей, идет обоз. Подумали свои. Поднимаемся, — рассказывает Е. Симко (Шугаева) — видим немцы. Опять ползком. Обползли деревню, по полю засеянном рожью. Спустились к арыку.

— Русс, сдавайся! — нас все-таки заметили. Это были Мадьяры. Они попалили, попалили, но догонять не стали.

Во время обстрела многих наших ранили: Гале Заболотной оторвало два пальца, Вале Калашниковой двумя пулями прошило плечо. Подполковника ранило в живот. Валя вырезала пулю лезвием, йодом помазала, порвала рубашку и перевязала.

Возле одной из деревень снарядили разведчика, разузнать обстановку. Боец не вернулся. Деревню заняли немцы, и возможность вернуться к своим у разведчика отрезали. С ним Катя Симко встретилась только после войны.

В середине июля остановились под деревьями, не во ржи. Расцветало, дальше идти нельзя было.

— Видим, бабки, идут женщины, дети. Оказалось, мы остановились у клубничного поля. На нас страшно смотреть было. Оборванные, грязные, остриженные под мальчишек. Это только в конце войны волосы отрасли. Женщины нас переодели в свои юбки. Вместе с Валей пошли к ним за продуктами. Только дошли до деревни, опять немцы на мотоциклах. У дома в огороде под деревьями спрятались. Пока вынесут продукты, дожидаться не стали. Вернулись к своей группе.

Шли строго на восток.

Добрались до Дона. Группу отступающих снова заметили. Оставаться нельзя было. Полковник Дудник, с ранением живота сделал попытку плыть. Не получилось. Рана давала о себе знать. В итоге, Дон переплыла Валя Калашникова, раненная в плечо. Плывет и кричит: «Не стреляйте, свои!» На противоположном берегу, на счастье переплывающей Вали, стояла часть советских войск. Снарядили лодку и забрали остальных. Так группа из шести человек отдельного батальона связи вышла из окружения. Было это 8 августа 1942 года.

Вышли со всеми документами, с кандидатскими карточками. Я вышла с шинелью без рукавов. Сапоги в вещмешке, как-никак государственное имущество. Вместо сапог — тапочки, сшитые из рукавов. Сапоги не могла носить, вот по какой причине:

— Валя свои сапоги в ремонт отдала, взамен временно получила сапоги 43 размера. И , по сему, была вынуждена в них выбираться из окружения. При первом же переходе через речку Оскол, Валя огромные для ее ноги сапоги потеряла в реке. Дальше шла босиком.

Подруги сначала делили сапоги Екатерины, надевая их по очереди. Но когда ноги у обеих распухли, а в кожу и под ногти въелась грязь, в сапогах идти стало одно мученье. И Катя сшила из рукавов тапочки. В них и вышла из окружения.

Дали по литровой банке молока и по куску сахара на человека. После голодухи, так от съеденного плохо было. От проверок при выходе из окружения помог тот факт, что выводил группу полковник Дудник, начальник оперативного отдела дивизии, которого в этой части знали и наличие документов, удостоверяющих личность, принадлежность к партии.

Группе из шести человек, в которую входила Катя Симко, разрешили самостоятельно добираться до своей части. Штаб 21 армии в то время находился в г. Фролове, недалеко от Сталинграда. Шли пешком, голосованием, останавливали попутки, в основном полуторки. Где ехали, где шли. Залезть на машину, слезть — такое мучение для вконец обессилевших людей. Но идти вообще не представлялось возможным. Наконец добрались до города Фролова. Выглядели плачевно: лица — потрескавшиеся от солнца, ветра, пыли. Волосы выгоревшие. Катины черные волосы стали белыми, как ковыль. Как призналась Екатерина Яковлевна Симко (Шугаева):

— Один раз за всю свою жизнь я тогда сказала: «Господи, ну чтоб прямым попаданием!». Сил никаких не было.

Во Фролове Катя Симко встретила дядю Яшу Чумака, двоюродного брата своего отца. Это была их последняя встреча. Яков Чумак, был командиром кабельно-шестовой роты, в тот же день, в день их встречи с Катей, он погиб. Трассирующей очередью с самолета всех 14 солдат кабельно-шестовой роты и ротного убило.

Вышедших из окружения солдат отмыли, очистили, подлечили. Но было не до отдыха. Работать некому. Начались дежурства. Хорошо еще слух не потеряли.

С 8 августа 1942 года и до конца Сталинградской битвы Катя Симко со своими подругами-связистами обеспечивала бесперебойную связь, Чуть затишье, девушки осваивали новые для себя специальности. Люди очень часто гибли. А необходима была бесперебойная работа, вот и работали девушки-связистки, заменяя друг друга.

За обеспечение бесперебойной связи в Битве за Сталинград Екатерину Яковлевну Симко (Шугаеву) наградили медалью «За боевые заслуги».

После Сталинграда батальон связи перебрасывают в Воронеж на Центральный фронт. Лиски, Прохоровка. Во время Сражения под Прохоровкой, 12 июля 1943 года, для того, чтобы держать радиосвязь батальон связи переправляют в Кочетовку.

С 5 июля по 23 августа 1943 года Екатерина Яковлевна Симко (Шугаева), в составе батальона связи обеспечивала бесперебойную радиосвязь Курской битвы. За, что ее наградили Орденом «Красной звезды».

В марте 1944 года Екатерине Симко присвоили звание младшего лейтенанта. В это время Екатерина была комсоргом 49 отдельного Ордена Красного Знамени, ордена Александра Невского полка связи, 6 гвардейской армии.

Для справки:

6-я ГВАРДЕЙСКАЯ АРМИЯ создана 1 мая 1943 г. на основании директивы Ставки ВГК от 16 апреля 1943 г. путем преобразования из 21-й армии в составе Воронежского фронта. В нее вошли 51, 52, 67, 71, 89-я и 90-я гвардейские стрелковые дивизии, сведенные затем в 22-й и 23-й гвардейские стрелковые корпуса. Летом армия участвовала в Курской битве (5 июля — 23 августа 1943 г.). Занимавшие оборону на южном фасе Курско­го выступа соединения армии 6 июля 1943 г. были атакованы немецким 48-м танковым корпусом. После мощной артиллерийской подготовки противник бросил против них до 300 танков и штурмовых орудий, поддержанных авиаци­ей. В ходе 6-дневных кровопролитных боев воины армии совместно с 5-м гвар­дейским танковым корпусом на выгод­ных рубежах сдерживали натиск удар­ной группировки противника, нанесли ему существенный урон. К исходу 12 июля в районе Кочетовки наступле­ние немецких войск было остановлено, а затем они были отброшены на исход­ные позиции. В ходе Белгородско-Харьковской на­ступательной операции (3-23 августа 1943 г.) войска армии во взаимодей­ствии с 1-й танковой армией и другими войсками Воронежского фронта про­двинулись на 80-90 км и глубоко обошли харьковскую группировку противника с запада. Этим маневром они способство­вали освобождению Белгорода (5 авгус­та) и Харькова (23 августа). 30 сентября 1943 г. армия была выве­дена в резерв Ставки ВГК, 15 октября — включена в состав Прибалтийского фронта,

20 октября — переподчинена 2-му Прибалтийскому фронту. Ее соединения, совершив марш в рай­он г. Невель, заняли оборону северо-западнее города. До начала января 1944 г. войска армии вели оборонительные бои, а затем принимали участие в разгроме невельской группировки противника. Летом 1943 г. армия в составе 1-го Прибалтийского фронта участвовала в Белорусской стратегической операции (23 июня— 29 августа).

4 июля она во взаимодействии с соединениями 5-й ударной армии освободила г. Полоцк. В 1944 г. в ходе освобождения При­балтики принимала участие в Шяуляй­ской (5-31 июля) и Мемельской (5-22 ок­тября) наступательных операциях. За­тем ее соединения в составе 2-го При­балтийского (с 8 февраля 1945 г.), с 1 ап­реля — Ленинградского фронтов вели бои с курляндской группировкой про­тивника.

Юго-западный, Центральный, Калининский, 1-ый Прибалтийский, 2-ой Прибалтийский таков боевой путь Екатерины Яковлевны Симко (Шугаевой).

Войну Екатерина Симко закончила в Вайнодах Лиепайского района. Латвия.

В самом конце войны произошло событие, оставшееся навеки в памяти Екатерины Яковлевны Шугаевой. 16 января 1945 года на территории Латвии во время авиационного налета, прямым попаданием был уничтожен узел связи. На его месте осталась огромная воронка. Одновременно погибли 42 девушки-связистки 49 отдельного полка связи, 6-ой гвардейской армии. После войны, ветераны 49 ОПС на свои деньги поставили памятник девушкам–связисткам. У Екатерины Яковлевны в домашнем архиве сохранились фотографии этого памятника. Ветераны не раз ездили на место гибели связисток, возлагали венки на их могилу. Первоначальный памятник, установленный ветеранами, не сохранился, связисты 49 ОПС перезахоронены на воинском братском кладбище в Вайнёдах.

До Екатерины Яковлевны по почте дошел слух, о плачевном состоянии братской могилы. Специально для Вас, Екатерина Яковлевна, нашла информацию о судьбе этого кладбища.

Для справки:

Воинское братское кладбище находится в посёлке Вайнёде (Vaiņode) волости Вайнёдес (Vaiņodes) Лиепайского района (Liepājas rajons) на улице Бривибас (Brīvības). Добраться до братского кладбища можно на автобусе Рига-Вайнёде-Лиепая (Rīga-Vaiņode-Liepāja): от автовокзала пройти 600 метров на северо-восток по улице Бривибас.

Братское кладбище расположено на северной стороне улицы Бривибас. От улицы к кладбищу ведут 2 бетонных моста через кювет. На южной стороне кладбища, между мостами, установлены несколько бетонных столбов, соединённых металлической цепью, перед которыми растут сосны. С западной и восточной сторон кладбище окружают туи. Состояние кладбища (апрель 2008 года) хорошее. На северной стороне кладбища установлены гранитная стела, покрытая покрашенными в красный цвет металлическими пластинами, на вершине которой изображены стилизованные ордена Отечественной войны. На основании стелы изображены гербы СССР и прикреплена металлическая памятная плита. Кроме того, на стеле свили гнездо аисты. Справа и слева от стелы установлены памятники, покрытые металлическими пластинами. Состояние стелы, памятников и памятных плит из чёрного камня — удовлетворительное, несмотря на некоторые повреждения оснований стелы и памятников, состояние большинства памятных плит из белого камня и надгробных памятников — неудовлетворительное: покрыты толстым налётом грязи, некоторые заросли травой и засыпаны землёй. На памятных плитах указаны фамилии, инициалы и звания погибших. Надписи на большинстве памятных плит из белого камня читаются плохо, на памятных плитах из чёрного камня — хорошо.

На братском кладбище похоронены 6327 советских воинов, погибших в 1944-1945 годах в Великую Отечественную войну при освобождении посёлка Вайнёде и окрестностей. Известны имена 6293 воинов (по данным на 1984 год, 5937 по данным на 1994 год). В настоящее время имена с памятных плит переписываются и подготавливаются к размещению на данной странице. А пока со списком похороненных воинов можно ознакомиться на сайте ОБД «Мемориал»: кликнуть на надпись «Показать область поиска»; поставить галочку только напротив «Поиск захоронений», а в графе поиска набрать слово «Вайнеде»; нажать кнопку «Искать»; перейти по указанной ссылке. При просмотре 358 страниц списка (составленного в начале 90-х годов) следует учесть, что фамилии воинов расположены в алфавитном порядке, однако в конце каждого перечня фамилий, начинающихся на определённую букву, есть рукописные добавления.

(Источник информации: Русское общество в Латвии)

http://www.telegraf.lv/news/rossiya-otrestavrirovala-bratskuyu-mogilu-v-vainode#

Видеоролик.

Россия отреставрировала братскую могилу в Вайнёдах.

Уже после Победы, но находясь еще в рядах советской армии, познакомилась с будущим мужем, Шугаевым Иваном Ивановичем. Всю войну он провоевал на Ленинградском фронте, был в 22 корпусе. В конце июня 1945 года Шугаева назначили командиром кабельно-шестовой роты, которой когда-то командовал дядя Кати Симко (Яков Чумак). Встретились на каком-то комсомольском активе. Комсорг его роты демобилизовался, и будущий муж попросил Екатерину Симко провести в его роте политинформацию. А затем — собрание по избранию комсорга. Между молодыми людьми какая-то искорка пробежала. Понравились друг другу.

25 августа 1945 года пришел приказ о демобилизации. Эту весть принесли девчата из 49 отдельного полка связи, в офицерскую столовую, где обедала Екатерина Симко с подругами. Столько радости было. Наконец-то домой. Катя так по дому скучала, что как только представилась возможность уехать, Екатерина Яковлевна тут же ей воспользовалась. Перед отъездом будущий муж Кати Симко попросился к ней в гости:

— Ну что, так вот и уедешь? Можно я к вам приеду?

А она ему:

— А к нам, всем можно!

В станицу Тацинскую Катя Симко попала в начале октября. Отец Екатерины, солдатом прошедший всю войну, к тому времени был дома. Радость встречи чуть омрачило известие о том, что пока Катя была на фронте, ее мама получила весть о гибели дочери. Валя Кузьмина, девушка из станицы Тацинская под Новым Осколом в мае 1942 года заболела и была в госпитале, в то время когда 758 отдельный батальон связи 297 стрелковой дивизии  попал в окружение. Она сказала маме Кати, что ее дочь погибла.

— Я не думала, что там можно выжить — оправдалась девушка.

В начале 1946 года вышла замуж. Сына родила в 1947, дочь – в 1949 году. Муж был лейтенантом. Проехали 13 мест: Симферополь. Севастополь, Евпатория, Ивано-Франковск.

В 1949 году лейтенанта Шугаева направляют в Германию, но без семьи. А дочка только родилась. Отказался. Семью Шугаевых перводят во Владивосток.

В послевоенное время, армия непрерывно сокращалась. Шесть месяцев прожили во Владивостоке — часть сокращают. Переводят на Чукотку, далее в бухту Провидения поселок Урелик в Чукотском автономном округе, затем на Точку и это все с маленькими детьми.

Гурам Доленджашвили. Бухта Провидения. Авторучка, чёрные чернила.  35х55,5. 1979.

Во время переправы морем на Чукотку Екатерину Яковлевну сковала морская болезнь. Не мудрено: война позади, сплошные переезды, организм ослаб. Да еще весь багаж утонул (четыре чемодана и корыто с луком). Пароход «Молотов» не причалил к берегу. Разгружался на рейде. А получилось вот как: Обычно отправляют багаж, затем другим рейсом людей. В семье Шугаевых болели дети. Их выписали в день отплытия парохода и Шугаевы поплыли вместе со своим багажом. За неимение багажного отделения, багаж привязали канатом и выбросили за борт. В результате, весь багаж утонул.

Приехали. Екатерина Яковлевна в одном крепжоржетовом платье, дети в осенних пальто.

Жить стали в офицерском бараке. Екатерина Яковлевна до сих пор вспоминает с огромным чувством благодарности, людей, которые пришли их семье на выручку. Кто сковородку несет, кто простыню, кто тарелку, детям пальтишки из войсковой части Екатерине Яковлевне Шугаевой передали тулуп. Так с миру по нитке одели и обули семью Шугаевых. А уж создавать домашний уют, к тому времени Екатерина Яковлевна сама научилась. Скоблила, красила, белила каждую свою очередную комнату.

Быстро разрешилось и с работой.

В первый же день жизни в Урелике в офицерском общежитии из десяти офицерских жен отбирали работника на радиоузел. Требовался диктор. Екатерина Яковлевна подошла.

Пыталась отказаться:

— Мы приехали только, багаж утонул, у меня маленькие дети.

А женщины поддержали:

— У нас коридор большой, присмотрим за вашими детьми. Вы будете работать с 6 до 10 часов утра и вечером — с 18 до 24 часов. Там и Иван Иванович придет. Все будет хорошо.

Екатерина Яковлевна начала работать диктором. Какие-то деньги появились.

Радиоузел стоял на горе. Климат там суровый. Иногда такая пурга стоит, ничего не видно. Почти ползком, от столба к столбу добиралась Екатерина до места работы. А оттуда – с горки, на полушубке.

В 1953 году приходит приказ о том, что Шугаеву И.И.надлежит прибыть на новое место службы в город Архангельск. Багаж сразу отправили, а сами решили:

— В Архангельск не поедем. Двое детей. Три года на Чукотке. Столько уже проехали. Нет ни каких сил, ни физических, ни моральных, какими бы патриотами не были. Пора остановиться.

Хорошо, что у Ивана Ивановича в Генштабе был его бывший политрук полковник Громыкин. По-товарищески, поговорили. И предоставили Шугаеву И.И. на выбор службу в Симферополе или в Куйбышеве. Выбрали Куйбышев. Через шесть месяцев часть расформировали. Затем была Безымянка и наконец, Казань.

Сначала жили в лагере под Казанью. Как всегда, Екатерину Яковлевну Шугаеву выбрали председателем женсовета. Об этом, Екатерина Яковлевна говорит с юмором:

— Как только появляюсь в новой части, меня всегда председателем женсовета выбирают. На лбу что ли у меня написано было «Председатель женсовета».

Этим же летом Екатерина Яковлевна организовала работу пионерского лагеря для детей военнослужащих. Там ее работу увидел начальник Казанского Дома офицеров полковник Гальперин, и позвал ее на работу в Казань.

С 1955 по 1989 г Е. Шугаева проработала в Казанском Доме офицеров инструктором по работе среди семей военнослужащих.

После смерти дочери в 1984 году и мужа — в 1988 году у Екатерины Яковлевны случился инсульт. Она три месяца пролежала в больнице. И выйдя из нее не нашла в себе сил работать. Там ведь с людьми надо было общаться. Год не работала. Начальник кинопроката Анна Васильевна пригласила к себе, и шесть лет Е.Шугаева трудилась в кинопрокате.

41 год Екатерина Яковлевна Шугаева проработала в гарнизоне. 52 года — рабочий стаж. Бывший персональный пенсионер, заслуженный работник культуры, ветеран Великой Отечественной войны.

Екатерина Яковлевна желанный гость многих школ города Казани и детских домов. Делится своими воспоминаниями о Великой Отечественной войне со школьниками и студентами. И почти на каждой встрече читает свои стихи, которые мне и хочется привести в конце рассказа об этой удивительной женщине.

Екатерина Яковлевна Шугаева

Бегут, бегут стремительно года,

И вот уже легендой стали былью.

Нас сроднила всех суровая война,

И фронтовых друзей мы не забыли.

В Славный юбилей полка

Спешим на встречу, как в семью родную.

Ведь эта встреча всем нам так нужна,

Здесь вспоминаем нашу юность боевую.

Откуда мы? Мы вышли из войны,

И между нами стелется дорога.

Мы как-то ближе быть должны,

Ведь нас осталось в мире так немного.

Друзей теряли, их мы не забыли.

Бегут, бегут стремительно года,

И вот уже легенды стали былью….

Здравствуйте,

Я прочитал воспоминания Екатерины Яковлевны Шугаевой (Симко), которая во время Великой Отечественной Войны, конкретно в 1944-45 годах, воевала в 49-м Отдельном Полку Связи в 6-й Гвардейской Армии на 2-м Прибалтийском Фронте. Мой покойный отец, Семён Иосифович Бревдо, 1925 г.р. служил в том же полку связи и тоже рассказывал мне о трагедии когда немецкий самолет сбросил бомбу на казарму полка связи и погибли несколько десятков связисток и связистов. Екатерина Яковлевна тоже рассказывала об этом случае. Мои отец и Екатерина Яковлевна служили в одном полку в одно время, и возможно она помнит моего отца. Я бы очень хотел написать краткое письмо Екатерине Яковлевне Шугаевой. Возможно ли написать ей письмо или связаться с ней?
С уважением,
Вадим Бревдо

Вадим, здравствуйте. К Екатерине Яковлевне могу наведаться. Если будет от Вас письмо в электронном виде, с обратным адресом(по которому живете), распечатаю и занесу. Так, наверное, быстрее будет. Екатерина Яковлевна к почтовому ящику редко спускается, ноги больные, а компьютера у нее нет.
С уважением, Елена Сунгатова (автор статьи)

Здравствуйте!

История Екатерины Яковлевны Шугаевой (Симко) и комментарий Вадима Бревдо меня очень взволновали. Мой папа, Милевский Владимир Константинович (1921 г. рождения) во время войны тоже служил в 49-м Отдельном Полку Связи 21-й Армии (позднее переформированной в 6-ю Гвардейскую Армию). В результате авианалёта 16 января 1945 года под Лиепаей он был тяжело ранен и отправлен в эвакуационный госпиталь № 1150.

После войны, в 1953 г. папа трагически погиб на производстве... Я очень хотела бы найти людей, воспоминания, фотографии, которые помогли бы как можно подробнее восстановить историю того периода.

С уважением,
Ольга Милевская.

Уважаемая Елена!
Можно и мне обратиться к Вам с аналогичной просьбой - узнать у Екатерины Яковлевны, не помнит ли она что-либо о моём отце (Милевском Владимире Константиновиче) и его сослуживцах?

У меня есть фото отца в военной форме (постараюсь сделать электронную копию) и есть письмо к нему в госпиталь от его сослуживца Кудрявцева (? ФИО точно не известно), в котором называется ещё несколько имён связистов 49-го ОПС; есть перепечатанный текст письма в электронном формате pdf.

P.S. Огромное Вам спасибо за статью, и фотоматериалы к ней о ветеранах! Интересно было бы узнать их имена. Горько сожалею, что у меня слишком поздно появилась возможность такого поиска (да и сама мысль о нём)...

P.P.S. В 1945 г. отец был младшим техником лейтенантом (так указано в справке о ранении). Во время Сталинградской битвы он был старшим сержантом, получил контузию; награждён медалью "За оборону Сталинграда", в удостоверении к медали (от 31 июня 1943 г.) стоит подпись командира 49-го ОПС подполковника Коваленко. Со слов моей бабушки, отец был ещё награждён медалью за участие в сражениях под Курском (документа не сохранилось). В его орденской книжке указаны также медали "За боевые залуги", "За отвагу" и орден "Красного Знамени".

С уважением,
Ольга.

Уважаемые Ольга и Елена,

Я только сегодня 11 Сентября 2012 увидел предложение от Елены от Мая 2011 года зайти к ветерану, и то только потому что на мою е-мэйл пришло сообщение от комментарии от Ольги ранее сегодня. С моей стороны, я тогда в 2001 году получил номер телефона Екатерины Яковлевны от женжины которая имеет какую то важную роль на этом сайте. Я тогда позвонил Екатерине Яковлевне и поговорил с ней по телефону, обьяснил все про отца, 49 полк связи, случай с бомбой, где раздобыл ее телефон и почему звоню. Я надеялся что она знала и помнит моего отца. Однако она не помнила. Видими из вежливости сказала, что что то такое - знакомая фамилия но нет, не помнит. Потом она мне дала фамилию еще одной женщины ветерана, но ту я уже не смог найти...На этом моя инициатива в этом вопросе закончилась. Ольга права - полк был в 21-й армии позже переименованной в 6-ю Гвардейскую. На медалях отца тоже пдпись подполковника Коваленко. Мой отец был на 4 года моложе Ольгиного и конечно не был так награжден как Ольгин отец, и в полк прищел только в Январе 1944. Я согласен с Ольгой, что, к сожалению теперь уже слишком поздно кого то найти. А если и найдешь то люди в таком очень уж преклонном возрасте что и многого не помнят. У меня такое впечатление что у каждого ветерана был узкий круг друзей в полку (у моего отца было таких двое или трое - Пётр Ларин и ещё один парень. Их десять человек пришло в январе 44-г из запасного полка связи в Калинине (Твери) и к концу войны из этих десяти осталось трое. И это их сблизило. Такие истории были у каждого...все остальные ветераны полка..наверное их было много и они уже не помнят имен сослуживцев кроме самых близких. В общем, я прекратил дальнейший поиск. Время ушло.
Спасибо вам обеим.
С уважением, Вадим Бревдо vbrevdo@nyc.rr.com

Уважаемый Вадим! К сожалению у Елены абсолютно нет времени заходить на этот сайт... так только "набегами". Однако я распечатаю Ваш комментарий и передам ей.

С Уважением, Равиль (модератор)

Равиль,

Спасибо большое, но даже и это не нужно. Я просто увидель извещение в своей электронной почте что кто то оставил комментарий на сайте, зашёл туда и увидел письмо Ольги, и просто решил ответить ей. Я сам не ищу никакой информации и ни у кого ничего не прошу. Так что ничего не нужно.

С уважением,
Вадим

Уважаемые Ольга и Елена,

Я только сегодня 11 Сентября 2012 увидел предложение от Елены от Мая 2011 года зайти к ветерану, и то только потому что на мою е-мэйл пришло сообщение от комментарии от Ольги ранее сегодня. С моей стороны, я тогда в 2001 году получил номер телефона Екатерины Яковлевны от женжины которая имеет какую то важную роль на этом сайте. Я тогда позвонил Екатерине Яковлевне и поговорил с ней по телефону, обьяснил все про отца, 49 полк связи, случай с бомбой, где раздобыл ее телефон и почему звоню. Я надеялся что она знала и помнит моего отца. Однако она не помнила. Видими из вежливости сказала, что что то такое - знакомая фамилия но нет, не помнит. Потом она мне дала фамилию еще одной женщины ветерана, но ту я уже не смог найти...На этом моя инициатива в этом вопросе закончилась. Ольга права - полк был в 21-й армии позже переименованной в 6-ю Гвардейскую. На медалях отца тоже пдпись подполковника Коваленко. Мой отец был на 4 года моложе Ольгиного и конечно не был так награжден как Ольгин отец, и в полк прищел только в Январе 1944. Я согласен с Ольгой, что, к сожалению теперь уже слишком поздно кого то найти. А если и найдешь то люди в таком очень уж преклонном возрасте что и многого не помнят. У меня такое впечатление что у каждого ветерана был узкий круг друзей в полку (у моего отца было таких двое или трое - Пётр Ларин и ещё один парень. Их десять человек пришло в январе 44-г из запасного полка связи в Калинине (Твери) и к концу войны из этих десяти осталось трое. И это их сблизило. Такие истории были у каждого...все остальные ветераны полка..наверное их было много и они уже не помнят имен сослуживцев кроме самых близких. В общем, я прекратил дальнейший поиск. Время ушло.
Спасибо вам обеим.
С уважением, Вадим Бревдо vbrevdo@nyc.rr.com

В прошлом году по просьбе Вадима,я отыскала координаты Екатерины Яковлевны,
попросила разрешения дать телефон Вадиму.
Они ,как Вы уже все поняли,побеседовали.

Жизнь – это одна из удивительнейших загадок природы. У людей разное отношение к жизни, поэтому и живут все по – разному.

Здравствуйте, уважаемые Равиль, Вадим, Хатира Мансуровна и Елена!

Спасибо за ответы; я внимательно прочитала ваши сообщения и поняла, что моя поспешная просьба к Елене (задать Екатерине Яковлевне вопрос о моём папе) неуместна. Действительно, не следует тревожить столь пожилого человека новыми расспросами о тяжёлом военном времени... Понимаю, что наши дорогие ветераны, наверное, уже многократно вспоминали события своей жизни, и рассказали всё, что могли вспомнить.

Уважаемый Равиль, поскольку только здесь мне удалось найти описание конкретных событий и имён, связанных с однополчанами отца, то позвольте мне привести на этой же странице вашего сайта выдержки из письма папиного сослуживца, в которых перечисляются некоторые имена их боевых товарищей. Возможно, эта дополнительная информация окажется интересной детям или внукам ветеранов 49-го Отдельного Полка Связи (и кто-нибудь добавит материалы из своего архива):

<< Привет Володя!
Очень сожалею, что не имею возможности вас посетить – отсутствие тебя и Петра значительно увеличило круг моих забот… На твое возвращение я надеюсь и думаю, что к концу «доколачивания» ты будешь у нас. На твоей машине командует Маков. В поте лица ему помогает Серелега. Общее руководство осуществляет Люба… она оказалась требовательным начальником и при приходе на кросс требует обстоятельный рапорт. К ее приходу Маков одевает сапоги, дабы можно было щелкать каблуками... >>

Далее в письме кратко упоминаются: Алымов, Чердаков, Смоляков, Радомский, Гришко.

Отрывок письма о связной технике: << В твоем кроссе установили щиток для фильтров; на нем укрепляем фишку и аппаратный жгут и СТ-35 делаем из 10 парного кабеля. Некоторую реконструкцию делаем в кроссе Чердакова. Чердаков, естественно, хотел попасть на твой кросс, но я это не санкционировал. >>

Окончание письма: << О всех батальонных сплетнях тебя введет в курс Люба <...> Как только сможешь писать напиши мне подробную информацию о твоем здоровье, я получаю её от посетителей госпиталя, но мне хочется узнать твои собственные заключения. Ну вот пока и все. Привет Смеяну, Смазному, Яковлеву, Елистратову, нашему парторгу, Саше Корбакову, Наде Леоновой, Ереминой и всем остальным работникам нашей «конторы». Кирикову передай привет и скажи, что мы сидим без табуреток. О Яковлеве скучает «фюрер» – некому писать сводки. Всего Володя самого счастливого! С нетерпением жду твоего выздоровления и возвращения к нам. С приветом Кудрявцев. >>

(В подписи чётко видны только буквы Кудряв, поэтому я предположила, что фамилия автора письма – Кудрявцев. Точная дата неизвестна, письмо написано после 16 января 1945 г.)

Иногда такие письма дают ключ к разгадке многих вопросов.

Спасибо за ответы; я внимательно прочитала ваши сообщения и поняла, что моя поспешная просьба к Елене (задать Екатерине Яковлевне вопрос о моём папе) неуместна. Действительно, не следует тревожить столь пожилого человека новыми расспросами о тяжёлом военном времени... Понимаю, что наши дорогие ветераны, наверное, уже многократно вспоминали события своей жизни, и рассказали всё, что могли вспомнить.

Ольга,я уже не могу найти телефон Екатерины Яковлевны,но думаю у Бориса он сохранился.

Екатерина Яковлевна рада любому звонку.Думаю общение с ней не будет лишним.

Очень добрый и отзывчивый человек.

Жизнь – это одна из удивительнейших загадок природы. У людей разное отношение к жизни, поэтому и живут все по – разному.

Кроме того, она очень хлебосольна, гостеприимна. Варит замечательный "Украинский борщ" :)

Елена,давай у нее и встретимся.

Ты же хотела.

Жизнь – это одна из удивительнейших загадок природы. У людей разное отношение к жизни, поэтому и живут все по – разному.

Здравствуйте! Прочитала историю Екатерины Яковлевны. Я живу в бухте Провидения. Мне интересна судьба всех ветеранов, проживавших в бухте Провидения. Жива ли Екатерина Яковлевна? Можно ли связаться с ней? Мой адрес svenima@rambler.ru
Эту историю я передам в музей, и картину тоже. Спасибо Вам. Наткнулась случайно

 

 


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.191 сек