КУРОПАТКИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ

Вернулся(лась)
Книга памяти: 
Учетные данные
г.р.: 
1922
область рождения: 
Ростовская область
место рождения: 
Зверевский р-н ст. Лихая
место жительства до призыва: 
Рост.обл. г.Каменск
РВК: 
Каменский РВК
звание: 
краснофлотец
должность: 
радист, санитар
место службы: 
12 авиабаза ЧФ, 743 батарея 167 отдельного артиллерийского дивизиона Керченская ВМБ ЧФ
опись: 
1
дело: 
1314

Мой дедушка Куропаткин Николай Михайлович родился 21 сентября 1922 года в ст. Лихая Зверевского р-на Ростовской области. В 1941 году был призван на фронт Каменским РВК. Местом службы была 12 авиабаза ВВС Черноморского флота, затем 743 батарея 167 отдельного артиллерийского дивизиона Керченской ВМБ ЧФ. Именно с этой батареей и связана основная часть его боевого пути. Наш рассказ основан на документах, полученных из Центрального архива МО, на фактах из книги командира батареи капитана Спахова С.Ф., военно-историческом исследовании И.С.Маношина "Героическая трагедия о последних днях обороны Севастополя 29 июня – 12 июля 1942 г.", а так же на личных воспоминаниях дедушки, записанных с его слов сыном Анатолием.

По сохранившейся "Книжке краснофлотца" нам удалось достаточно точно воссоздать все вехи его нелегкой военной биографии. Согласно первым записям, его служба началась в августе 1941 года на 12 авиабазе Черноморского Флота в г.Севастополь в должности радиста. В его воспоминаниях остались названия крейсеров "Красный Крым" и "Красный Кавказ", совершавшие в то время походы из Севастополя в Новороссийск, Одессу, Туапсе, перевозя продовольствие, боеприпасы, обеспечивая подкрепление, а также эвакуацию раненых. Возможно, по долгу службы он связывался с этими крейсерами по радиостанции.

Таким образом, согласно записям, сделанным в краснофлотской книжке, с 19 августа 1941 года по 2 июля 1942 года Николай находился в самом центре севастопольских событий, принимая непосредственное участие в героической обороне города. В те трагические для Севастополя дни Николай разделил судьбу тысяч его защитников. Более подробно обстановка конца июня-начала июля 1942 описана в военно-историческом исследовании И.С.Маношина "Героическая трагедия о последних днях обороны Севастополя 29 июня – 12 июля 1942 г." Согласно опубликованным спискам, дата 2 июля 1942 стала последней для тысяч защитников города. Первым официальным документом, где упоминается имя Куропаткина Николая Михайловича, стала карточка № 522, где он указан как пропавший без вести именно 2 июля 1942 года. Не удивительно, что в такой обстановке трудно было разобраться, и позже в донесениях Николай Куропаткин был определен в списки пропавших без вести. Но судьба оказалась к нему благосклонна и он выжил! По воспоминаниям деда, чудом оставшись в живых, он два дня плыл в море, держась за обломки корабля. Воспоминания о тех трагических событиях Николай пронес через всю свою жизнь. Картина берега, всего усыпанного бескозырками наших моряков, стояла перед глазами до самых последних его дней...

«…С тех пор прошло немало лет, но боль за утраты, за трагический конец героической обороны легендарного Севастополя, за тысячи погибших и попавших во вражеский плен краснофлотцев, красноармейцев, командиров и комиссаров доблестных соединений, частей и подразделений Приморской армии и Береговой обороны Черноморского флота щемят и бередят души оставшихся в живых защитников Севастополя. Всех тех, кто не забыл, какой величайший подвиг совершили его защитники в те тяжкие дни лета 1942 года, спасая Советскую Родину от фашистской нечисти, оставшись один на один с превосходящими силами немецко-фашистских захватчиков, без боеприпасов, без какой-либо помощи с Большой земли.

В большей части события и подвиги защитников Севастополя тех последних дней остались неизвестными страницами войны…»

И вот напротив фамилии Куропаткин входящим документом №444с появляется надпись «ЖИВ». Наверное, в то время каждый мечтал, чтобы такая надпись появилась около фамилий их близких.

По воспоминаниям деда, когда он раненый плыл на транспортной барже из Севастополя в Туапсе, немецкие самолеты безнаказанно расстреливали транспортные корабли и баржи с ранеными, а расстреляв боезапас, пикировали, при этом было видно как летчики смеялись, настолько близко они проносились над судами… Их веселила реакция людей, которые пытались укрыться от падающей на их головы смерти с крестами на крыльях.

На сайте ОБД «Мемориал» есть запись о том, что Николай Куропаткин числился пропавшим без вести с 2.07.1942 по 15.09.1942г. А с 15 сентября он продолжает службу в воинской части полевая почта 72151, Справочник полевых почт РККА расшифровывает эту почту, как 743 береговая артиллерийская батарея. И так, весь последующий боевой путь был связан именно с этой батареей.

По фактам, изложенным в Книге «Крейсер «Коминтерн», в районе кирпичного завода расположилась 743-я 130-миллиметровая батарея капитан-лейтенанта С. Ф. Спахова. 15 сентября была закончена установка тяжелых 130-миллиметровые орудия орудий, снятых с крейсера «Коминтерн». Моряки готовы были громить фашистских извергов по-севастопольски и огнем пушек своего родного крейсера не допустить врага к Черному морю. Все было подготовлено для ведения огня по горной местности, окружавшей батарею в радиусе 20—25 километров.
Во второй половине сентября Спахову позвонили с командного пункта Туапсинской ВМБ и сообщили, что на батарею направлено пополнение. Среди прибывшего пополнения оказался и Николай Куропаткин, который после излечения в госпитале опять влился в ряды защитников Родины.

25 сентября 1942 года началась Туапсинская оборонительная операция.
Численное превосходство в силах давало возможность немецко-фашистскому командованию бросать в бой новые подкрепления. В первых числах октября обе стороны развернули активные боевые действия.
В этот период активно действовали батареи с крейсера «Коминтерн», ведя интенсивный огонь по скоплению войск противника.
За три-четыре дня напряженных боев в середине октября только на позицию 743-й батареи было сброшено свыше двухсот авиабомб. Но хорошая маскировка и действенный огонь зенитчиков не дали возможности противнику вести прицельное бомбометание с малых высот или с пикирования. В самые же напряженные моменты, когда на артпозицию сыпались градом осколки авиабомб, капитан Спахов приказывал личному составу уходить в укрытие.
Однажды в конце октября во время сильного налета вражеской авиации на батарее от осколков загорелись приготовленные к стрельбе зарядные картузы с порохом. В это время все находились в укрытии. Несмотря на смертельную опасность, краснофлотцы выскочили из укрытия и устремились к нишам, где боезапас уже охватило яркое пламя. Они быстро забросали горящие заряды песком, накрыли их бушлатами и мокрыми пеньковыми матами, а снаряды откатили подальше и охладили водой. Многие из них получили ожоги, но взрыв боезапаса был предотвращен.
7 и 8 ноября 1942 года, в дни празднования 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, 742-я и 743-я батареи Туапсинской ВМБ вели по врагу непрерывный интенсивный огонь, держа под прицелом его боевые порядки в районе горы Семашхо и Гойтхского перевала. Краснофлотцы по старой традиции морских артиллеристов писали мелом лозунги на снарядах: «Смерть фашистам!», «За Родину!». Залпы наших орудий следовали один за другим.

До середины ноября 1942 года ожесточенные бои под Туапсе велись по всему фронту. Последнюю семидневку бойцы назвали «горячей неделей». В эти дни налеты вражеских бомбардировщиков были особенно частыми. 743-й батарее очень помогали тщательная маскировка и действенный огонь зенитчиков. Не последнюю роль сыграла и военная хитрость: противник регулярно бомбил ложную батарею, оборудованную метрах в пятистах к северу от основной огневой позиции. Батарейцам стоило немало труда почти ежедневно восстанавливать эту «батарею». Зато потерь у них почти не было.
Немцы тоже пошли на хитрость в попытке нейтрализовать настырных артиллеристов, так сильно досаждавших врагу, и в одну из ночей в окрестностях батареи был сброшен десант парашютистов. Но моряки бдительно несли караульную службу, враг был обнаружен и они смело вступили в рукопашную схватку. В этом бою штык немецкого десантника насквозь пробил руку Николая, но в ответ фашист получил свою пулю. Атака была отбита, вражеский десант был уничтожен. Николай опять попал в госпиталь, а после излечения вернулся на батарею санитаром, так как изувеченная рука уже не в полной мере слушалась солдата.

К 17 декабря после упорных и ожесточенных боев на туапсинском направлении враг был разгромлен, а остатки его войск отброшены за реку Пшиш. Угроза прорыва войск противника к Туапсе была ликвидирована.

В первых числах января 1943 года началось наступление Красной Армии на Кавказе, на краснодарском, ставропольском и других направлениях. К середине февраля от оккупантов были освобождены города Краснодар, Армавир, Майкоп и многие другие населенные пункты.

В августе 1943 года на огневую позицию 743-й батареи под Туапсе прибыл командир Туапсинской ВМБ контр-адмирал И. Ф. Голубев-Монаткин, сменивший к тому времени контр-адмирала Г. В. Жукова. Вместе с новым командиром 167-го артдивизиона майором Н. В. Зиновьевым он осмотрел батарею, проверил ее боевую готовность, побеседовал с краснофлотцами.

Выводы командования о готовности батареи были положительными, и контр-адмирал, обращаясь к личному составу, выстроенному по большому сбору, сказал, что Красная Армия на всех фронтах успешно наступает или готовится к наступлению. Скоро и причерноморское направление начнет наступательные боевые действия. Похвалив моряков за активное участие батареи в оборонительных боях под Туапсе и за хорошую поддержку сухопутных войск в прошлом осенне-зимнем наступлении, командир ВМБ сообщил, что скоро батарее предстоит принять участие в наступательных боях.
Сразу же после освобождения Новороссийска 743-й батарее предстояла передислокация на Таманский полуостров, капитан Спахов получил приказание от командира 167-го артдивизиона срочно снимать орудия, готовить боезапас и имущество батареи к перевозке со всем личным составом на новое место базирования.

В течение суток батарея была полностью подготовлена для погрузки на железнодорожные платформы на станции Кирпичный завод, неподалеку от Туапсе. Батарейцы рвались в бой, горя желанием разгромить врага, засевшего в Крыму, и участвовать в освобождении Керчи и Севастополя.
В первых числах октября 1943 года 130-миллиметровые орудия и весь боезапас были погружены на платформы, и артиллеристы двинулись в путь.

Эшелон двигался по кубанской земле, только что освобожденной от немецко-фашистских захватчиков. С болью в сердце смотрел Николай на разрушенные станицы и города. Когда-то цветущий и богатый Краснодарский край за время немецко-фашистской оккупации был превращен в груды пепла и развалин.
Сразу же по прибытии в Тамань орудия были сняты с железнодорожных платформ, поставлены на специально изготовленные сани и с помощью тракторов отбуксированы на огневую позицию в район мыса Панагия, в южной части восточного побережья Керченского пролива.
На всем Таманском побережье развернулись инженерные работы по оборудованию огневых позиций батарей, устройству пристаней и причалов, подъездных дорог к ним. Как и под Туапсе, к оборудованию огневых позиций стационарных батарей широко привлекались сами батарейцы. Теперь 167-й отдельный артдивизион входил в состав вновь сформированной Керченской военно-морской базы
743-я батарея в основном вела огонь по приказанию с командного пункта артдивизиона. Так, в середине ноября, ночью, на командный пункт батареи позвонил командир дивизиона майор Н. В. Зиновьев и приказал немедленно открыть огонь, чтобы подавить батарею противника на мысу Такиль. Нужно было обеспечить безопасный проход каравана судов в порт Тамань.

— Боевая тревога! По батарее противника, азимут... прицел... снаряд фугасный! Два снаряда! Огонь!

Цель была пристреляна, но несмотря на это, были даны контрольные выстрелы. Наконец дальномерщик, зорко следивший за вспышками разрывов, доложил: «Попадание в цель!»

— Батарея — беглым, по десять снарядов, огонь! — прозвучала команда.

Загудели снаряды, рассекая ночное небо над Керченским проливом. Неприятельская батарея молчала. Очевидно, разрывы наших снарядов не дали противнику возможности открыть заградительный огонь по судам. Его прожекторы безуспешно шарили по проливу в поисках наших судов, которые уже прошли через Тузлинскую промоину и теперь уверенно держали курс на порт Тамань.

В подготовительный период к решительному сражению за Керчь артиллерия Тамани, в том числе и 743-я батарея, вела по противнику особенно интенсивный огонь, подавляя его батареи, боевую технику и живую силу. Вражеская авиация периодически наносила по нашим батареям бомбовые удары.
Временами в налетах на каждую отдельную позицию участвовало по 9—12 бомбардировщиков. Только на 743-ю батарею было сброшено более трехсот бомб. Большинство атак противника отражали огнем зенитчики и наша истребительная авиация. Не страшась разрывов вражеских бомб и снарядов, батарейцы продолжали бить врага мощным артиллерийским огнем.
Освобождение Керчи было радостным событием для воинов армии и флота, для всего советского народа. Это был победный итог нелегкого, но славного боевого пути и многомесячного ратного труда воинов 18-й и 56-й армий, сведенных в Отдельную Приморскую армию, а также кораблей и частей Черноморского флота.
За мужество и героизм, проявленный в боях за освобождение Керчи, в апреле 1944г. Николай Куропаткин был награжден Медалью Нахимова.
В наградном листе указано, что он «Участник боев на подступах к Севастополю и Туапсе. В боях за освобождение г.Керчь, краснофлотец Куропаткин, будучи санитаром, проявил себя смелым и бесстрашным бойцом. Своевременно обеспечивал в бою медицинскую помощь раненых. Одновременно, находясь на боевом посту, работал подносчиком боезапасов, чем обеспечил непрерывную стрельбу орудия и содействовал успеху в бою».
Наградной лист подписал командир 167 ОАД майор Н.В. Зиновьев.
Освободив Керчь, Приморская армия, корабли и части Черноморского флота во взаимодействии с войсками 4-го Украинского фронта развернули боевые действия по освобождению Крыма.
После освобождения Керчи 743-я батарея вошла в состав 163-го отдельного Керченского артиллерийского дивизиона, которым командовал майор П. И. Скрипкин.
Под ударами советских войск 17-я гитлеровская армия отступала к Севастополю. 13 апреля были освобождены Симферополь, Евпатория и Феодосия, 14-го — Судак и Бахчисарай, 16-го — Ялта. 15 апреля войска 4-го Украинского фронта, а 16 апреля и части Отдельной Приморской армии подошли к Севастополю и завязали бои за город.
Подвиги воинов Красной Армии и Флота в освобождении Крыма, и особенно городов Керчи и Севастополя, высоко оценены нашей Родиной. 238 воинов в боях за освобождение Крыма получили высокое звание Героя Советского Союза. Орденами и медалями были награждены многие воины армии и флота и среди них артиллеристы 743-й батареи с крейсера «Коминтерн».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года Николай Куропаткин был награжден медалью «за оборону Кавказа».

В книге воспоминаний «Крейсер Коминтерн», которая была нами использована при написании данного рассказа, бывший командир 743 батареи С.Ф. Спахов обращается к потомкам:
«Да, мы будем помнить до последнего вздоха все, пережитое нами на дорогах войны, на суше и на море. Мы помним однополчан и наших побратимов в странах Европы, всех, кто пошел на смерть во имя освобождения от фашистского порабощения. Мы помним бессонные ночи в холодных окопах, воздушные и морские бои, грохот артиллерийской канонады и огонь взрывов авиабомб — старые раны и сегодня напоминают нам о тех далеких днях. Мы помним, как трудились все советские люди во имя Победы.

Победа! Как радостно бились сердца у всех, кто дожил до этого долгожданного часа! Но многие остались лежать на полях сражений, и память о них будет жить вечно во всех уголках нашей великой Родины. Пережитое человечеством горе всегда будет стучать в сердца живых: «Помните о нас, не забывайте — завещаем вам нашу песню, нашу весну, нашу Победу!»
В память о бессмертном подвиге 743 батареи на том самом месте, где стояли орудия, воздвигнут монумент
Домой дед вернулся только в 1947 году. После войны работал начальником радиоузла в г.Зоринск Луганской области. Завел семью, в которой были дочь Валентина и сын Анатолий. Умер дедушка в 1981 году, похоронен в городе Зоринск.

Изображение: 

Используемые сокращения
0 - сведения районных военкоматов, 1 - Центральных архивов МО РФ, 2 - с места гибели и от поисковых отрядов,. 3, 5 - от родственников и из других источников, К - из книг Памяти других регионов, И - из интернета, П в прим.- плен,. Г - карточка немецкого архива о пребывании в плену, Ж - вернулся из плена или с фронта живым,. Ф - из Книги Памяти Финской войны, п- погиб, б - без вести.

 

 


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.121 сек