КНИГА О ФРОНТОВИКАХ

«Утверждаю»
Проректор по научной работе Московского государственного областного университета
доктор Филологических наук профессор М.Н.Левченко
5 ноября 2012 г.
ОТЗЫВ
на книгу ведущего учителя истории высшей категории, заслуженного работника культуры Республики Татарстан Газымова М.Г. и лауреата Государственной премии Республики Татарстан, члена-корреспондента Академии военно-исторических наук Черепанова М.В.: «ВЕРНУТЬ ДОЛГ ПАМЯТИ»

Книга «Вернуть долг памяти» очень своевременна в истории, как Татарстана, так и в России, поскольку восстановление белых пятен в истории нашей страны особенно актуально сегодня в условиях социально-политической трансформации общества. Авторы книги представили великолепный историографический материал в 320 страницах, который является результатом кропотливого научного исследования истории родного края и сопоставим научному подвигу во имя восстановления справедливости по отношению к павшим за Родину.
Научная новизна работы бесспорна, поскольку она открывает новый пласт в изучении истории родного края, где восстановлены поименно количество населения различных деревень, количество жителей ушедших на фронт с подробным описанием призывных пунктов в районных центрах.
Авторы глубоко изучили административно-территориальное деление предвоенного и военного времени в рамках 1940-1945 гг., восстановили архивные данные по каждому человеку от рождения, возвращения на родину и смерти.
Основные положения и выводы, содержащиеся в историографической работе, представляются убедительными и достоверными. В целом авторам удалось решить поставленные исторические задачи исследования на достаточно высоком профессиональном уровне.
В основу методики исследования авторов положен системный анализ. В процессе работы авторы грамотно использовали всеобщие методы (абстрагированные и диалектический метод), общенаучные (логический анализ и синтез развития системы или процесса), метод классификации и типологизации, методы, основанные на индуктивных, дедуктивных и традуктивных выводах, методы, используемые как поисковые (метод экстраполяции – прогнозирование на основе выявления тенденций прошлого и настоящего), метод факторного анализа, логико-теоретические методы, метод сравнения, аналитический метод, метод исторической аналогии, метод познания), эмпирико-теоретические методы (наблюдение, эксперимент, измерение и описание), проблемно-хронологический методы и др.
Вывод: Историографическая работа Газымова М.Г. и Черепанова М.В. написана на высоком научном и историко-методологическом уровне, с тщательным отбором материала и продуманной структурой изложения. Оформление историографической работы соответствует требования Министерства образования и науки Российской Федерации. По содержанию и научно-методическому изложению материала работа может быть использована в научно-педагогической и научно-исследовательской деятельности, а по научной ценности может быть представлена на соискание ученой степени в области исторических наук по специальности 07.00.02 – Отечественная история.
Заведующий кафедрой Социальных наук и государственного управления
Московского государственного областного университета
Доктор военных наук, профессор, академик Академии Военных Наук
Г.И.Пещеров
Профессор кафедры Социальных наук и государственного управления
Московского государственного областного университета
Доктор военных наук, профессор, академик Академии Военных Наук
В.М.Зарецкий

Отзыв

на книгу ведущего учителя истории высшей категории, заслуженного работника культуры Республики Татарстан Газымова М.Г. и лауреата Государственной премии Республики Татарстан, член – корреспондента Академии военно-исторических наук Черепанова М.В.: «ВЕРНУТЬ ДОЛГ ПАМЯТИ»

Авторы Газымов М.Г. и Черепанов М.В. в книге общим объемом 20 п.л. «Вернуть долг Памяти», восстановили военно-историческую хронологию родного края, продемонстрировав огромный энтузиазм, веру и благодарность тем, кто спас человечества от фашизма.
Исторический материал в книге изложен методически грамотно, содержание позволяет логично воспроизводить исторические события, манера изложения научно-исследовательская, историографические данные представлены в соответствии с архивными данными родного края.
Авторы хронологически точно изложили предвоенные и военные годы с учетом административно-территориального деления исторического прошлого родного края. Описание мобилизационных мероприятий представлен пофамильно на каждого призываемого гражданина с приложением достоверного статистического материала.
Основные положения и выводы, содержащиеся в историографической работе, представляются убедительными и достоверными. В целом авторам удалось решить поставленные задачи исторического исследования на высоком профессиональном уровне.
Вывод: Историографическая работа Газымова М.Г. и Черепанова М.В. написана на высоком научно-методическом уровне, с тщательным отбором исторического материала и продуманной структурой изложения. Оформление историографической работы соответствует требованиям Министерства образования и науки Российской Федерации. По содержанию и научно-методическому изложению материала работа может быть использована в научно-педагогической и научно-исследовательской работе, а по научной ценности может быть представлена на соискание ученой степени в области исторических наук по специальности 07.00.02 – Отечественная история.

Старший преподаватель ВА ГШ ВС РФ
доктор военных наук, профессор, академик Академии Военных Наук
полковник ___________________ Г.И.Пещеров

Профессор ВА ГШ ВС РФ
Кандидат военных наук, доцент, почетный работник ВПО РФ
Генерал – майор _______________ В.А.Налетов

5 ноября 2012 г.

ВЕРНУТЬ ДОЛГ ПАМЯТИ

Михаил ЧЕРЕПАНОВ,
лауреат Государственной премии Республики Татарстан,
заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны
Национального музея РТ в Казанском кремле,
член-корреспондент Академии военно-исторических наук.

Увидел свет очередной капитальный труд главного краеведа Новошешминского района Мидхата Газымова. В названии книги – «Вернуть долг Памяти» - вся её суть. Автор поставил перед собой цель не просто увековечить память по возможности каждого своего земляка, ставшего жертвой Второй Мировой и Великой Отечественной войн, а по крупицам воссоздать коллективный портрет народа-Победителя, народа-Труженика, Спасителя Цивилизации.
Чем больше времени проходит со дня окончания тех войн, тем внимательнее вчитываемся мы в документы того времени. Вопреки расхожему мнению, что все давно забылось, новое поколение историков делает попытку разобраться в сути происходившего. Чем же все-таки была война для народов России? Славными страницами великих побед? Позором кровопролитных поражений? Свидетельством массового героизма или бесчеловечности советского строя сталинской эпохи?
Ответы на эти вопросы каждый находит по-своему. Кто-то изучает официальные хроники и сводки, прошедшие цензуру боевые донесения. Кого-то устраивают новые статистические таблицы, зачастую опровергающие друг друга. Кто-то читает мемуары.
А кто-то пытается на примере конкретных судеб, архивных записей, рассекреченных недавно документов, воспоминаний очевидцев восстановить наиболее полную картину событий тех лет, показать весь масштаб трагедии, которую пережили народы нашей страны в 1939-1945 годах.
У создателей подобных Книг Памяти задача не только в том, чтобы зафиксировать для будущих поколений имена всех участников боевых действий, но главное - ответить своим детям, внукам и правнукам – что такое война?
Сделать это честно, без приукрашивания и очернительства под силу далеко не каждому историку или краеведу. Далеко не каждый способен сказать правду так, чтобы она не обливала грязью светлую память погибших или вернувшихся с фронта защитников Отечества, а способна была воспитать у последующих поколений чувство гордости за дедов и прадедов.
Молча, с тяжестью на сердце уходили из жизни ветераны, не добившись даже того, чтобы всех их погибших однополчан похоронили с воинскими почестями. Не все из них смирились с официальной версией, что последний солдат похоронен в 1965 году у Кремлевской стены в Москве. Они знали и видели, что сотни тысяч ждут своего часа.
Так при молчаливом согласии создавались вымышленные легенды о «народных полководцах», о невиданных победах. Улицы и города были названы именами тех, чьи подвиги зачастую были вымышлены. И наоборот: имена истинных героев тщательно вымарывались из истории, секретились, запрещались.
Это положение не изменилось кардинально и в «эпоху гласности». Открывались лишь те факты, которые не меняли сути официальной версии. Главные подходы к описанию войны оставались незыблемыми: война – это прежде всего героизм и победы.
Да, документы свидетельствуют, что многие наши соотечественники стремились попасть на войну, чтобы доблестно сражаться за Родину. Многие из них никогда не сомневались в том, что мы одержим Победу. Правда, когда начинаешь осмыслять масштабы наших потерь в сражении с врагом, начинаешь понимать, почему есть исследователи, которые называют достигнутый результат войны на украинский лад «перемогой».
И всё же это была именно Победа. Именно потому, что враг был силен и беспощаден, бесполезно было надеяться на его милость. Рассекреченные планы фашистов создать и применить оружие массового поражения – урановую бомбу на баллистической на ракете (с радиусом действия свыше 400 км) – неопровержимо доказывают, что в случае победы гитлеровского фашизма потери среди мирного населения нашей страны да и всего мира были бы неизмеримо большими. Было бы поставлено под сомнение существование цивилизации как таковой. Гитлеровский апокалипсис не состоялся именно потому, что наши деды и прадеды очень часто забывая о цене своей жизни все-таки дошли от Волги до Германии. Конечно, много было и неоправданных потерь по вине конкретных военачальников, но это уже другая тема. Судить об этом могут лишь сами участники боев, такие как уроженец соседнего Черемшанского района, ветеран 2 Ударной армии Ф.К. Арзамасов. Вот лишь несколько строк, написанные им:
…Полуправда больше лжи…
Когда у генералов животы и груди
Я вижу под кольчугами наград,
Мне чудятся в предсмертных муках люди…
За каждым орденом – ряды погибших…
…Мы повсюду.
Из наших костей
Сплетена арматура земли.
Мы не знаем, что стало из наших детей.
А им неизвестно, где мы полегли…
…Есть на земле на нашей страшные места,
Где из болот к нам тянут руки,
Как будто бы еще не снятые с креста
И черепа с оскалом несказанной муки.
Есть на земле названья – Невский Пятачок,
И Бор Мясной, и есть Погостье…
… Там боль моя. По тем болотам
Душа под кочками лежать осталась…
Легко ли жить, не вспоминая это?
Наверное. Но если так, то кто же мы?
Завсегдатаи трехгрошовой оперетты,
Или покорные лишенцы Колымы?
Как участник поисковых экспедиций, могу подтвердить, что массовые захоронения солдат разрешены нам, казанским студентам, в Мясном Бору и на Невском Пятачке лишь в 90-е годы. В ходе работы там опознаны по медальонам более полусотни уроженцев Татарии.
До конца ХХ века только в нашей республике из 365 тысяч не вернувшихся с фронта земляков 200 тысяч считались «пропавшими без вести». То есть под сомнением остается до сих пор сам факт гибели солдата, а значит, бросается тень на его доброе имя. Если человек не вернулся в свою часть с поля боя, а в числе погибших его нет, значит, он… перебежчик, дезертир или предатель? Имеем ли мы моральное право оставлять статус «пропавших» 66 лет спустя после окончания войны?
Ещё 14 июля 1942 г. Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант интендантской службы ХРУЛЕВ подписал Приказ № 224 «О порядке высылки войсковыми частями и учреждениями извещений о погибших и пропавших без вести в боях лицах начальствующего состава и сверхсрочнослужащих и о назначении пенсий семьям этих лиц», в котором говорилось:
«Имеются случаи, когда в высылаемых извещениях нет даты подписания извещения и даже даты гибели военнослужащего. Все это задерживает назначение пенсий семьям командиров, погибших, защищая социалистическую Родину.
Приказываю:
1. Командирам и комиссарам войсковых частей и соединений в двухдневный срок по установлении смерти военнослужащего обеспечивать высылку извещения семье, включая в него все требуемые формой сведения (дата гибели, место погребения и т. д.).
Извещения о пропавших без вести впредь высылать в двухдневный срок после исключения этих лиц из списков части.
2. В извещениях (форма № 4, приказ НКО 1941 г. № 138), помимо военного звания погибшего или пропавшего без вести военнослужащего, указывать последнюю занимаемую им штатную должность, а также почтовый адрес части.
3. Одновременно с высылкой извещения семье копию извещения высылать в облвоенкомат по месту жительства семьи с приложением расчетной книжки погибшего или справки (взамен расчетной книжки) об окладе и сроке удовлетворения денежным содержанием пропавшего без вести военнослужащего для разрешения вопроса о назначении пенсии семье.
Если адрес семьи неизвестен, извещение вместе с расчетной книжкой (или справкой) высылать непосредственно в Финансовое управление при НКО.
4. Военным советам фронтов и отдельных армий установить контроль за выполнением п. п. 1-3 настоящего приказа.
5. Областным военным комиссарам немедленно по получении копий извещений (п. 3 настоящего приказа) уведомлять соответствующие райвоенкоматы для расчетов с семьями и представления ими необходимых документов для назначения пенсии.
6. Пенсии семьям умерших лиц начальствующего состава и сверхсрочнослужащих назначать с 1 числа месяца, следующего за тем месяцем, в котором умер военнослужащий.
Пенсии семьям пропавших без вести назначать тем же порядком, но только после получения выписки из приказа по личному составу об исключении пропавшего без вести военнослужащего из списков Красной Армии.» (ЦАМО, ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 94-95.)

Значит, этот Приказ чиновники Советской (а сегодня Российской) армии не выполняют, нарушая Присягу. Что это, если не должностное преступление?
Устранить эту вопиющую несправедливость может только Указ Президента Российской Федерации. Вот почему мы, актив Музея-мемориала Великой Отечественной войны Национального музея Республики Татарстан, обратились с открытым письмом:
«Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Вам известно, что СССР (Россия) - единственная страна-участница Второй Мировой войны, в которой на государственном уровне не решен вопрос признания погибшими участников боевых действий, на которых нет компрометирующих материалов.
Хотя в ч.2 ст.45 ГК РФ сказано, что "военнослужащий, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим по истечении 2 лет со дня окончания военных действий", презумпция невиновности не срабатывает.
Так на заявление сына "пропавшего" на фронте С.Карамуллина о просьбе признать отца погибшим, при наличии документов из ЦАМО, судья Вахитовского райсуда г.Казани год требовал от истца: указать обстоятельства, угрожавшие пропавшему без вести смертью, указать день окончания боевых действий, указать, с какой целью заявителю необходимо признать отца погибшим, доказать безвестное отсутствие отца, произвести опись имущества "пропавшего без вести", обеспечить явку всех детей "пропавшего" на заседание суда.
Неужели нужно доказывать, чем отличается статус "пропавшего" от "погибшего за Родину"? Хотя примеры признания погибшими в судах есть, проблема остается вопиющей.
Необходимо сверить списки "пропавших" со списками преступников и заявить - подавляющее большинство сограждан погибли на полях сражений, умерли от ран или в плену. Не справедливо, когда солдаты Вермахта считаются выполнившими приказ и погибшими, а наши деды - победители, спасшие мир от фашизма, считаются людьми неопределенного статуса. Поднимаем вопрос с 1988 г. (см. «Комсомольскую правду» за 9 мая), но реакции никакой. Все делают вид, что проблема не разрешима.
Может, хотя бы к 70-летию окончания войны признаем на государственном уровне защитников Отечества, не вернувшихся с полей сражений, ПОГИБШИМИ?»

Известно, что в годы войны выплата членам семьи офицера по денежному аттестату прекращалась, если он признавался пропавшим без вести. Вот почему чиновники в армии так торопились записать солдат и офицеров в «пропавшие». Конкретный пример - перипетии по поводу официального статуса уроженца с.Ямаши Василия Гавриловича Наземнова. Он был призван из Казани в первые дни войны. Был на фронте в звании капитана и занимал должность командира дивизиона 690 артиллерийского полка. В июне 1942 г. семья лишена была выплат по аттестату офицера на основании того, что он был признан «пропавшим без вести» 14.9.1941 г. Основание – статья 20 приказа Главупраформа № 0438 от 25.6.42 г. (См. документы.) И можно считать огромным везением, что в декабре 1942 г. его все-таки признали погибшим в п.Пулково под Ленинградом. Такие случаи были лишь исключением из правил.
Сегодня большой проблемой остается то, что даже рассекреченные в 2006 году и опубликованные в Интернете списки погибших солдат и офицеров Красной (Советской) армии остаются неизвестными для ныне живущих родственников. Ни Министерство обороны РФ, ни Архивное управление не считают своей обязанностью рассылать рассекреченную информацию хотя бы по военкоматам призыва военнослужащих. Миллионы погибших защитников Отечества так и остаются юридически «пропавшими» для членов их семей.
Вот почему актив созданного в 2009 году при Музее-мемориале Великой Отечественной войны Казанского клуба Воинской Славы считает своей главной задачей поиск сведений о тех земляках, которые до сих пор на родине считаются пропавшими без вести. Опыт поисковой работы показал, что при профессиональном подходе к делу можно найти сведения о гибели каждого третьего их этого скорбного списка. Нет, они не пропали, наши деды и прадеды. Они либо погибли на марше, попав под бомбежку или обстрел на пути к фронту, либо остались лежать неопознанными на поле битвы при отступлении или наступлении, либо безымянными умерли в госпиталях от ран и болезней, либо остались за колючей проволокой лагерей для военнопленных, созданных фашистами на оккупированной территории и в Третьем Рейхе.
Об этом свидетельствует тот факт, что только за три года поисков и Интернете наши активисты определили места гибели около 20 тысяч уроженцев и жителей Татарии.
Среди них несколько сот защитников Отечества из Новошешминского района, до недавнего времени считавшихся либо «пропавшими», либо погибшими при неизвестных обстоятельствах. Назову лишь некоторых.

Одним из первых уже в августе 1941 г. в районе г.Либава в Балтийском море погиб вместе со своим экипажем кок подводной лодки «Щ-411» Александр Афанасьевич Галактионов 1916 г.рожд. из с.Чебоксарка.
Александр Кириллович Арбузов 1902 г.рожд. из с.Ленино, красноармеец 480 стрелкового полка 152 стрелковой дивизии погиб в декабре 1941 г. на территории Вяземского района Смоленская области.
В октябре 1941 г. в д.Годилово Старорусского района Новгородской области погиб Иван Трофимович Иванов 1918 г.рожд. из д.Александровка.
В том же районе в марте 1942 г. погиб красноармеец 116 стрелковой бригады Владимир Петрович Апраксин 1914 г.рожд. из Слободы Архангельской.
Михаил Федорович Пегашов 1907 г.рожд. из с.Чувашская Чебоксарка погиб 15.2.1942 в г.Санкт-Петербург.
На печально известном кровопролитными боями Невском Пятачке Кировского района Ленинградской области погиб 28 сентября 1942 г. уроженец Слободы Черемуховой Илья Иванович Маслаков (1901 г.рожд.). Там же в августе 1943 г. погиб и уроженец с.Верхнее Никиткино Хайрулла Гильфанович Гильфанов 1896 г.рожд.
Владимир Степанович Зайцев из Слободы Екатеринская погиб 21 ноября 1942 г. в д.Михеево Тверской области.
Там же в июле 1943 г. погиб сержант 10 гвардейского воздушно-десантного стрелкового полка Григорий Дмитриевич Бельков 1904 г.рожд. из с.Новошешминск.
Умер от ран в октябре 1942 г. в г.Рязани уроженец Новошешминского района Федор Иванович Якимов 1899 г.рожд.
В январе 1943 г. умер от ран в г.Екатеринбурге шофер Тимофей Михайлович Бронников 1904 г.рожд. из Слободы Архангельской.
При освобождении ст. Клусов Львовской области в 1943 г. погиб танкист, гвардии лейтенант Григорий Сергеевич Быстрынин 1912 г.рожд., мобилизованный Новошешминским РВК.
11 декабря 1943 г. при освобождении д.Синяки Суражского р-на Витебской обл. Беларуси погиб Николай Александрович Пегашов 1911 г. рожд. из с.Чувашская Чебоксарка.
В боях за освобождение белорусского г.Полоцк в мае 1944 г. погиб боец 4 ударной армии Семен Васильевич Барабанов 1920 г.рожд. из с.Ленино.
Георгий Тихонович Анохин 1922 г.рожд. из Слободы Архангельской, мобилизованный Чусовским ГВК Пермской обл., будучи младшим лейтенантом 309 стрелковой дивизии, погиб 9 февраля 1945 г. уже на территории Германии, в г.Лигниц.
Быков Андрей Иванович, 1911 г.рожд. из Слободы Петропавловской, мобилизованный Камско-Устьинским РВК, красноармеец 264 минометного полка погиб в апреле 1945 при штурме г.Берлина.

Отдельная трагическая страница – судьба военнопленных. Долгое время более 4 миллионов советских граждан, оказавшихся в плену, приравнивались к дезертирам. Родственникам ничего не сообщали о их смерти, хотя подавляющее большинство их фамилий были зафиксированы в немецких архивах и архивах фильтрационных подразделений «СМЕРШа». Только в последние годы мы получаем доступ к спискам тех соотечественников, кто замучен голодом или каторжным трудом в фашистских лагерях. В этом скорбном списке сотни имен новошешминцев. Вот те, о которых удалось узнать не так давно.

В лагере 352 в г.Минске (Беларусь) умерли Петр Яковлевич Попков 1913 г.рожд. из с.Новошешминск и Назим(Кадим?) Багаутдинов 1910 г.рожд. из д.Утяшкино.
В одном из лагерей финской Лапландии умер Николай Алексеевич Енбахтов 1913 г.рожд. из Слободы Черемуховая.
В лагере немецкого г.Зандбостель замучены Алексей Афанасьевич Абрамов 1908 г.рожд. из Слободы Петропавловка и Иван Иванович Медведев 1909 г.рожд. из Слободы Черемуховая.
В лагере г.Стаблавки (бывшая Восточная Пруссия, а теперь – Калининградская область) найдены могилы Ивана Григорьевича Пашутина 1916 г.рожд. из Слободы Петропавловской и Семена Михайловича Пахомова 1910 г.рожд.
В польском г.Торунь (тоже бывшая Пруссия) умерли в застенке уроженец с. Волчья Леонид Григорьевич Беженцев 1922 г.рожд. и Александр Спиридонович Сафонов 1910 г.рожд из Слободы Черемуховой.
А в списках узников лагеря польского г. Ламбиновице-Щадурщице удалось найти ещё троих: Шакира Валиевича Валиева 1902 г.рожд. из с.Верхнее Никиткино, Григория Терентьевича Карасева 1910 г.рожд. из с.Новое Никиткино(Ленино) и Александра Даниловича Чумакова 1921 г.рожд. из п.Новопоселенная Лебедка.
И даже во французских городах чудом уцелели могилы военнопленных-новошешминцев. В г.Саарбург умер Федор Бардонович Алентьев 1908 г.рожд. из с.Новошешминск, а в г.Форбах - Сергей Филиппович Башанов 1913 г.рожд. из д.Новопоселенная Лебедка.

На сегодняшний день даже при активной краеведческой и поисковой работе Мидхата Газымова, его помощников, сотрудников редакции книги «Память» и нашего Музея-мемориала всё еще около 180 тысяч татарстанцев, в том числе более тысячи уроженцев и жителей Новошешминского района считается погибшими неизвестно где и когда. Значит, поисковая работа далеко еще не закончена. Значит, полностью свой долг перед павшими мы ещё не исполнили.

Фото: 

 

 


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.132 сек